Анатолий Шульев: «Мы пытались сделать драматургию абсурда понятной».

Мы продолжаем серию интервью с молодыми режиссерами, выпускниками лаборатории Р. Туминаса. Первую часть (интервью с режиссером спектакля «За закрытыми дверями» Хуго Эрикссеном) читайте здесь.

Спектакль по пьесе признанного гения абсурдизма Э. Ионеско «Король умирает» увидят зрители во время «М@рт-контакта». Этот дебют Анатолия Шульева, выпускника режиссерской лаборатории Р. Туминаса, обещает быть захватывающим и, возможно, даже шокирующим. Этот трагифарс – попытка остановить момент перехода между жизнью и смертью и рассмотреть его во всех подробностях.

Актер, театральный и кинорежиссер Анатолий Шульев рассказал нам о режиссерской строгости и подходу к драматургии абсурда.

Анатолий Шульев

Анатолий Шульев учился на актерском факультете ГИТИСа в мастерской М.В. Скандарова с 2008 по 2011 гг. В 2011 был принят на очное отделение режиссерского факультета Театрального института им. Б. Щукина на курс Римаса Туминаса. В 2015 году получил премию Министерства культуры – «Молодые дарования России 2015». Дипломный спектакль «Король умирает» по пьесе Э.Ионеско стал участником фестиваля Tylos в Вильнюсе (Литва). Анатолий Шульев был приглашен в Театр Маяковского, где им был поставлен спектакль «Я была в доме и ждала...» по пьесе Жан-Люка Лагарса. В качестве кинорежиссера снял короткометражные фильмы: «Крылья» (Лучший фильм – фестиваль «Видение», Лучшая женская роль – фестиваль «Киноликбез»); «За закрытой дверью» (участник IFFCA, LosAngeles); «Дар» (участник киноальманаха «Позитивное кино»; Лучший фильм – фестиваль «Свободных кинематографистов»; Лучший оператор – фестиваль «Будем жить»; Лучший фильм – фестиваль «IndieFlix» в Манчестере).


– Вы уже выступили режиссером нескольких короткометражных фильмов. Чем для Вас театральная постановка отличается от кино?

– Для меня это разница в ограничениях. Встречаются разные препятствия во время воплощения идеи в жизнь – то есть ее перевода на язык материального мира. Театр – это общий план, воздействие, слово, игра, присутствие. Кино – повествование, деталь, монтаж, иллюзия. В театре больше внимания уделяется поискам во время репетиций. В кино надо быть готовым заранее, все ходы должны быть расписаны. Это две разные территории: для одной истории больше подходит театр, для другой – камера и экран.

– Почему для дипломной работы выбрали именно Э. Ионеско?

– Юношеский максимализм, наверное. Э. Ионеско – это вызов. Хотелось проверить себя. Как мастер, Римас Туминас, взять серьезную тему – смерть. Правда, потом понял, что пьеса не про смерть, а про жизнь, обаяние жизни, самолюбование, эгоизм. Поэтому, на мой взгляд, постановка вышла веселой.

– Вы искали какие-то нестандартные решения для спектакля? Удалось ли их найти?

– Скорее, наоборот. Пытались сделать драматургию абсурда понятной, человечной. Поэтому много игр появилось в спектакле, человеческих отношений.

– Вы получили актерское образование в ГИТИСе. Это помогает теперь в профессии режиссера?

– Временами. Иногда я становлюсь на место актера и начинаю себя жалеть. Кушать хочется – поэтому отпускаю их пораньше. Потом ругаю себя за то, что дал слабину. Актеры ведь на самом деле любят строгость – она дисциплинирует.
Вообще, актерское образование дает ресурс: знание материала, из которого «сделан» театр. И еще какова его природа – она в самом актере. Да и понимание механизмов работы актерского организма дает больше шансов договориться, найти общий язык.

– Каким Вы видите будущее театральной России?

– Мне трудно делать прогнозы на будущее: у меня еще не такой большой опыт. Но, по крайней мере, то, что сейчас происходит на московских сценах, мне кажется очень интересным. Про другие города не могу сказать – мало видел. Много экспериментов в области формы, появляются новые тексты, молодые авторы и режиссеры. Театр прислушивается к современности, а не замыкается на самом себе – это хорошо. Я думаю, будущее у театральной России есть, и оно светлое.

– Есть ли у Вас театральные или кинорежиссеры, на которых вы равняетесь, которые вдохновляют?

– Интересны те, которых не получается до конца раскусить. Каждый раз не можешь понять, как это сделано. Это такая головоломка, поймешь – возьмешь себе.
Вот Р. Туминас открыл нам, студентам, свою кухню, отдал себя на растерзание. Мы его «разворовали» и идем дальше. Но, я думаю, он этого и хотел – часть себя оставить в нас. Если на кого и равняюсь, то на него. И потому, что нравится, и потому, что знаю и понимаю его теперь больше, чем других. Он отчаянный игрок, играет со всеми вокруг, и это помогает в работе, вдохновляет. Работая над спектаклем, я каждый раз общаюсь в уме с Римасом Владимировичем, и в уме слышу его комментарии: хорошие, плохие – разные; иногда он подсказывает.
На прошлом Авиньонском фестивале видел «Проклятых» Иво ван Хове –это одно из последних сильных впечатлений. Спектакль играли ночью, под открытым небом, на фоне высоченных древних стен папского дворца. Играли, правда, на французском, я его не знаю, но была магия театра, и поэтому содержание доходило без слов.
Люблю «Бумажного солдата» А. Германа, часто пересматриваю.
Еще меня вдохновляет музыка, литература, общение с неординарными людьми, природа, дизайн, то, как фигуристка Евгения Медведева по льду катается. И, конечно же, я жду вдохновения от форума «М@рт-контакт»!

Елена Быкова.
На фото: Спектакль «Король умирает» (Э. Ионеско, режиссер Анатолий Шульев).
Фото предоставлено Государственным академическим театром им. Е.Вахтангова.

Король умирает
Король умирает
Король умирает
Король умирает
Король умирает